AZ Ru En
Bir kərə yüksələn bayraq bir daha enməz

«Почти вся рыба из Азербайджана ушла. У каждого браконьера есть своя «крыша»»

  190

Сотрудники Управления полиции на водном транспорте Главного управления полиции на транспорте МВД Азербайджана в связи с началом сезона рыбалки приступили к рейдам по выявлению лиц, занятых незаконной рыбной ловлей.

Так, в отношении правонарушителей будут применяться наказания и штрафы в соответствие со статьями Уголовного кодекса. Полиция призывает граждан соблюдать законы Азербайджана. Согласно релизу МВД, рейды продлятся в течение месяца. Кроме того, в структуре заявили, что в течение года в связи с незаконной ловлей рыбы было возбуждено уголовное дело по статье 256 уголовного кодекса Азербайджана и конфисковано 9,599 тонн незаконно выловленной рыбы.

Как обстоят дела с браконьерством в рыболовной сфере в Азербайджане? И почему рыбы в Каспии становится все меньше? Об этом и о многом другом «Минвал» поговорил с Президентом «Союза рыбаков Азербайджана» Афганом Алиевым.

— В 2001 году четыре страны Каспийского бассейна — Казахстан, Азербайджан, Туркменистан и Россия (кроме Ирана) — приняли временный мораторий на вылов осетровых пород. Он был введен под давлением со стороны ООН на основании CITES (Конвенция по международной торговле видами, находящимися в опасности). Но, тем не менее, осетровые практически исчезли из азербайджанского акватория Каспийского бассейна. Есть ли логическое объяснение этому печальному обстоятельству?

— Конечно же, есть. И это – человеческий фактор. Из-за того, что рыбы в Азербайджане почти не осталось, мы с этого года начали активную работу в области незаконного отлова рыбы и браконьерства. В апреле мы наблюдали, а с первого мая уже начали предпринимать определенные действия. Очень много проблем в этой области, и не только с браконьерами (они все время на кого-то работают, их «крышуют» определенные структуры), но еще и с грязным методом их действий: они употребляют электричество, ядохимикаты для глушки рыбы. Но я озвучу главную угрозу: после распада СССР некоторые страны Каспийского бассейна – Иран, Казахстан, Туркмения, Россия – после 96-года – начали усиленную борьбу с браконьерством. В Туркмении и Казахстане не разрешено законом на берегу ловить рыбу. Согласно законам Азербайджана, в определенный сезон с мая до 1 сентября нельзя отлавливать рыбу сетями. Но все происходит с точностью наоборот: во время нереста, начиная с 1 апреля, вся рыба подходит к берегам каналов – Сальяны, Сиязань, Нефтчала, Сангачал, Баку – в этих местах начинается нерест. И люди, живущие рядом, открывают сезон вылова сетями. И потому только 10% рыбы может пройти в каналы и нереститься, и на обратному пути эта рыба тоже попадает в сети.  Поэтому почти что на 95% из Азербайджана ушел «Кызыл балык» и осетрина – то есть те сорта рыб, которые обладают памятью. И прекрасно эта рыба знает, где именно эта угроза. Вот к примеру, «Кызыл балык» – выпусти его мальков в море, и через пару лет, набрав определенный вес, они возвращаются точно на то место, откуда их выпускали. В Азербайджане после распада СССР, то есть, после 1992 года, на этот факт не было обращено никакого внимания, скорее, наоборот. Вообще это такая тема, что даже говорить с одной стороны, опасно:  в мой адрес поступало много угроз, на меня даже как-то было организовано нападение за мою деятельность, я три раза менял жилье. Но я все же скажу: у каждого браконьера в каждом районе есть своя «крыша» — какая-нибудь «шишка». Но все равно это меня не остановило, и в этом году мы реально хорошо поборолись и отстояли закон, потому что это гражданская обязанность каждого жителя страны, это наш гражданский долг. Мне 45 лет, а рыбачу я с 9-ти лет, и я вижу, что уже почти вся рыба ушла. Осталась кефаль (ненужная, некаспийская рыба, вообще).

— Скажите, вы ведете борьбу совместно с Министерством экологии?

— Да, совместно с ними, в этом году благодаря новому министру экологии Азербайджана Мухтару Бабаев. Он особым распоряжением разрешил «Союзу рыбаков Азербайджана» (самое большое на Кавказе, 12 тысяч человек) совместно сотрудничать в плане борьбы против беззаконного отлова рыбы. В сентябре у нас были соревнования (в России они были показаны по каналу «Охота и Рыбалка»). И, кстати, ведущий передачи был удивлен, что у нас в Азербайджане такая рыбалка и такая активная фаза борьбы с браконьерами.

— И как? Помогает ваша борьба в деле искоренения беззакония?

— Знаете, да. Уже многие нарушители стали постепенно понимать, что завязаны в преступлении (как потом рассказывали эти люди, они отказывались выходить в море, а к ним приходили посыльные «сверху» и говорили, что их не волнует причина невыхода, и насильно заставляли брать в руки сеть). А с этого года мы начали работу и с пограничным патрулем (который, кстати, не особо охотно с нами сотрудничает). Зато с ними очень тесно сотрудничает Министерство экологии. Каждый наш звонок для них очень важен, они тут же принимают меры. Но так как мы работаем первый год, то весь спектр проблем охватить одним махом просто невозможно. Ведь, как я уже отметил выше, с 1992 года этим вопросом  никто не занимался.

— Не так давно мы рассматривали в редакции фотографию азербайджанских рыбаков, сделанную в середине прошлого века. У их ног был богатейший улов осетрины. Сейчас такой улов – увы – остался в прошлом, и кому как не Вам —  рыбаку со стажем и опытом, об этом знать. И нас очень интересует, почему осетрина ушла из Куры в иранский сектор? Это связано с браконьерством или нарушением экологии Каспия?

— Тема довольно сложная, но я постараюсь вкратце объяснить суть дела: 80% проблемы, озвученной вами, связана с тем, что отлов осетрины начинается в момент, когда рыба идет на нерест. Всем известно, сколько стоит осетровая икра, что и служит причиной массового отлова. И потому осетрина ушла из наших краев в Казахстан, в Иран. Ей там гораздо спокойнее, и знаете почему? Да потому что любого, кто тронет рыбу в период нереста – посадят. А у нас это дело косвенно поощряется.

Ну, поймают нарушителей, заплатят браконьеры штраф размером в 200-300 манатов. И что? Представляете, если в этот сезон нереста тот же человек поймает одну осетрину, его доход достигнет 100 тысяч долларов. И потому браконьеры согласны платить эти штрафы, потому что все равно в итоге они будут иметь в 1000 раз больше дохода, чем расхода. Нужны жесткие законы с введением уголовной ответственности за такие действия, нужны огромные штрафы, которые могли бы остановить браконьерство. Как и во всех странах Каспийского бассейна.

— Скажите, а нет ли предпосылок к тому, что такие меры будут приняты в самое ближайшее время? Разрабатывается ли новый проект в Минэкологии о введении новых – более суровых санкций в отношении браконьеров? 

— Об этом мы много говорили. Я 20 лет жил в России, в течении этого времени тесно занимался этими вопросами и сделал вывод, что рыбаки больше борются с браконьерами чем Рыбнадзор.

— Есть ли в Азербайджане система Рыбнадзора?

— Как ни странно, но ее не существует, этим вопросом занимается Минэкологии. Но вы сами понимаете, что без узкой специализации не обойтись. Минэкологии – это общий формат, понимаете? Они не могут подойти вплотную к тем или иным вопросам, и потому вынуждены рассматривать некоторые глобальные проблему через общепринятую призму каких-то решений. При министерстве для начала должен быть создан отдел рыбнадзора, который бы на законном основании работал бы 24 часа. Ведь Минэкологии – не силовое министерство, у них рабочее время с 9 утра до 18.00. А браконьеры на свои дела, как правило, выходят по ночам. И кому звонить, кому жаловаться?

— Но вы же сказали, что еще с пограничным патрулем сотрудничаете?

— Да, но я еще сказал, что они не особо охотно идут на сотрудничество. С ними трудно работать, но тем не менее, мы пытаемся. К примеру, звоним и сообщаем о локации браконьеров. Обычно нам отвечают, что никаких браконьеров там нет. Но как я уже сказал, наше общество насчитывает 12 тысяч человек, и потому по всему Азербайджану у нас есть свои «глаза и уши» на водах, то на руках, естественно, в качестве доказательства бывают  фото и видеокадры, которые мы высылаем и доказываем, что все-таки нарушители в этой зоне есть. Кроме того, есть еще одна немаловажная проблема: существует квота на разрешение отлова рыбы с сентября до мая. А в документе даже не написано, сколько может выловить рыбы одни рыбак. Просто оплатил – и лови, сколько хочешь. Так же нет закона, который бы ограничивал отлов рыбы сетью. В России в этом плане очень строго. Месяц назад президент России Владимир Путин запретил любителям отлов сетью. Хоть в Азербайджане тоже запретили отлов сетями, но все равно практически никто с этим запретом не считается. Есть еще одна проблема: чтобы избавиться от сетей (если застукают) их сбрасывают в море. А эти сети годами могут лежать на дне (а их ежегодно на дно азербайджанского сектора Каспия сбрасывается по 50-100 тонн). Это и есть самая глобальная причина загрязнения морского дна. Мы разговариваем с дайверами (в нашем сообществе они имеются обязательно), которые после погружения докладывают нам обстановку. И информация эта неутешительна. Обязательно нужно вмешательство квалифицированных специалистов, которые работали бы в данном направлении на законных основаниях. Не так давно мы подготовили документы для  создания ассоциации Рыболовов, чтобы сотрудничать с государственными структурами именно на законном основании. Минэкологии всегда отмечает тот факт, что в их структуре работает всего 300 человек, в нашем же обществе их 12 тысяч, а это сила!

— Неужели все эти 12 тысяч помогают в борьбе с беззаконным отловом рыбы?

— Нет, конечно же. У нас же не только рыбаки, у нас есть и любители отдыха в лесу, пляжного отдыха. Всем этим людям небезразлична экология Азербайджана. Не так давно одна семья поехала чистить береговую зону, кто-то вышел на лодке в море – собирать пластиковые бутылки, брошенные в воду пакеты. Эти люди получают подарки от нашей ассоциации. Этим мы поощряем людей, информируем рыбаков, делаем им приятные сюрпризы. Ведь просветительство должно приносить свои положительные плоды и поощрительные бонусы – это часть программы.

— Возникает сложная ситуация: если убрать все лодки, закидывающих сети в море, то каким же образом будет удовлетворена потребность многомиллионной страны в рыбе? Откуда в таком случае браться рыбе, к примеру, на «Тезе базаре»? Она же там есть в любое время года, в том числе и в запретное для отлова.  

— Рыбу можно отлавливать в период с сентября по апрель. А вы к примеру, покупали зимой айву, груши, виноград?

— Да, конечно покупала.

— Так вот, эти фрукты остаются в запасниках, они были сорваны в сезон и сохранены исключительно для продажи во внесезонье. То же самое и рыба, которую вы покупаете летом на «Тезе базаре».

Всем известно, что в течении года эти люди платят за право ловить рыбу (квота, о которой я говорил выше), в том числе и за те самые 4 незаконных месяца (за право ловли во время которого эти люди выплачивают так называемый «рющвят» размером минимум в 500-600 манатов, а есть даже те, кто платит по 2-3 тысячи, чтобы рыбачить в нерест). Если же эти рыбаки не будут выходить в море в период нереста, и не станут платить взятку, то таким образом они сэкономят много денег, и им не нужно будет рыбачить, нарушая закон. Просто проблема в том, что очень мало информации, да и невыгодно кому-то поднимать данную тему в широких массах. Есть некоторые рыбаки, которые послушали мои советы и купили большие морозильники. В месяц эти холодильники максимум 5-6 манатов расхода берут. И все эти 4 месяца, во время которых нельзя ловить, эти рыбаки торгуют рыбой, отловленной во время сезона и замороженной в камерах, то есть, той самой рыбой, которую вы покупали на «Тезе базаре». И согласитесь, что недешево покупали?

— Да, так оно и есть. Рыба хоть и из холодильника была, но стоила так же, как и свежая.

— Вот видите! И если бы все эти браконьеры поняли бы, что таким образом, сэкономив на «рушвяте» и купив холодильник для хранения рыбы они не только бы не нарушали закон, не подвергали бы себя риску, но еще бы и заработали не меньше (а то и больше). Почему я начал, собственно, сотрудничать с Минэкологией АР? Да потому что я все это уже проходил в России, я долго этим занимался. Я призер нескольких соревнований, плюс ко всему я принес первую медаль Азербайджану в этом году (9 марта был Кубок президента России, я представлял Азербайджан). У меня много и информации, и опята. В России мы этими вопросами занимались, начиная с 2000-го года. Постепенно рыбацкая культура приходит и в Азербайджан. Мы просто объясняем людям, что на рыбалке нельзя пить, курить, выбрасывать в море мусор, остатки еды. Правило соблюдать чистоту уже довольно широко распространилось на азербайджанских рыбаков. Были такие случаи, когда мы наблюдали за рыбаками с момента их захода в лодку перед выходом в море. Мы видели, что они покупали по 3-4 сетки продуктов, а когда возвращались, то сеток этих уже не было. Мы задавали им вопрос: а где же продуктовые отходы? Они признавались, что выбросили их в море. Тогда мы начинали этих людей стыдить и задавать вопрос: неужели они точно так же делают в своем собственном доме? Вы же с этого моря кормитесь, семьи кормите свои, и в это же море кидаете пластиковые бутылки и прочие отходы? Мы пытаемся объяснить, что загрязнение моры приводит к тому, что уходит рыба, и рано или поздно у этих же людей не останется возможности кормить свою семью. Такой вот тихой просветительской сапой мы действуем на людское сознание. Кроме того, нужно попытаться донести до людей разницу между рыбаком и браконьером. Любой, кто выходит на рыбалку в запретные 4 месяца – браконьер. И самое частое оправдание – это тот факт, что люди должны кормить свои семьи. А ведь, как я уже говорил, осетрина практически исчезла из нашего ареала. В море, в основном, ловят кефаль и кутум.

— Какая, на Ваш взгляд, самая вкусная рыба, которую можно выловить только в Азербайджане?

— Несомненно, это кутум. Парадокс этой рыбы заключается в том, что она нигде, кроме Каспия, не приживается. А ведь ее хотели разводить во многих морях. Кутум – это достояние нашей страны, это наше морское золото. Просто если грамотно, правильно, и, конечно же, законодательно подойти к вопросу сохранения, разведения и продажи кутума, то можно сделать большие деньги. В России кутум продается по цене 45 манатов за кг (в пересчете с рублей). То есть, практически столько же у нас в Баку стоит осетрина.

— Я общаюсь с рыбаками-любителями, которые ловили кефаль, и при этом рассказывали, что эта рыба словно пропитана нефтью. Скажите, так должно быть? Или эта рыба – жертва загрязнения Каспия?

— Кефаль – это рыба-чистильщик. Она водится в самых грязных местах. Если вы обращали внимание, на Бульваре всегда есть кефаль – из-за фановых труб. А потому неудивительно, что мясо кефали пахнет нефтью.  Кроме того, кефаль – рыба на редкость живучая. К примеру, если все то, что она поглощает, будет есть Кутум, то он сразу же умрет. Кутум любит все свежее – креветки, водоросли, хлеб. А кефаль можно ловить на что угодно. Например, зимой кефаль отходит в глубины, и если она поймана именно в сезон своего ухода вглубь, то ее есть можно. Не рекомендуется есть только ту кефаль, которая поймана около берега.

— Если Минэкологии предложит Вам официальную должность, Вы согласитесь?

— Так как я гражданин России, я могу работать только в НПО. По контракту, конечно же, тоже можно. Но я пока что, если честно, об этом не думал, так как поставил перед собой определенную цель, а именно заниматься борьбой с незаконным отловом рыбы и просветительством. Кстати, я забыл отметить так же еще тот факт, что мы поощряем дорогими призами тех рыбаков, кто выпускает обратно в море мелкую рыбу. Чем больше отпустят – тем дороже будут призы в конце сезона. Несколько лет мы уже так практикуем. И это поощрительное явление стало весьма популярным, потому что в нашем сообществе с каждым днем все больше и больше народу. Причем, 12 тысяч человек для Азербайджана – это огромная цифра. Кроме того, мышление людей изменилось за эти годы: сейчас люди понимают, что перекрывать море – незаконно, и борются за свои права. Прежде всего, как граждане страны.

— Скажите, а за чей счет призы? Это Ваша личная инициатива, или же есть определенный спонсор, который жертвует средства на благое дело?

— Да, мы покупаем призы на собственные средства, у нас нет еще спонсора. Соревнования мы так же проводим за свой счет. Кстати, скоро состоится очередное соревнование в сентябре, и я надеюсь, что Вы придете.

— Конечно, обязательно придем. Всей редакцией! Большое спасибо за интересное интервью и еще за то, что несете культуру в массы и помогаете сохранить наши природные ресурсы.

Яна Мадатова

Minval.az

Xəbər Lenti