AZ Ru En
Bir kərə yüksələn bayraq bir daha enməz

«Фрэнк тратил наши деньги на имидж»: как азербайджанский олигарх нажился на родных братьях

  3149

Издание Минвал.аз предлагает вашему вниманию откровения Фархада Мамедова – единственного оставшегося в живых родного брата Элкапони (в миру Физули Мамедова) – сомнительного олигарха, несостоявшегося политика, но несомненно темной личности, начавшей свой путь с продажи мушмулы на Колхозном рынке у ст. метро «Речной вокзал» в Москве). О нем было написано так много (в основном, в изданиях, повествующих о криминальных авторитетах), читателю просто достаточно загуглиться. Правда, и некоторые азербайджанские издания брали у него интервью – как у политика, мецената и бизнесмена (президент Международного союза общественных объединений «Союз Азербайджанцев Мира» (МСОО «САМ»), Председатель координационного совета Международного общественного фонда «Всемирный азербайджанский культурный фонд» (МОФ «ВАКФ» — и это все о нём, прим. авт.)

Конечно же, странно было читать все эти титулы, зная, что Физули Мамедов проходил в Москве по делу о наркоторговле, за что – согласно решению суда — и отсидел свой срок. И попытка имитировать «онкологическое заболевание» ему не помогла.

Предлагаем читателю небольшой экскурс в биографию Физули Мамедова (он же Фрэнк Элкапони).

Физули Мамедов родился в одном из сёл Нахичеванской АССР. В юности приехал в Москву – покорять непропаханные просторы бизнеса. Свой путь начал с продавца мушмулы (дальше – сплошные легенды про влиятельного азербайджанского олигарха, протянувшего юному торговцу руку помощи). С конца 80-х – юный торговец – уже помощник директора рынка возле «Речного вокзала», позже — гендиректор рынка.

В конце 90-х на базе рынка была создана холдинговая компания АО «Интер-Север», которая зарегистрировала почти все возможные виды деятельности. В данный момент компания контролирует ряд рынков, ресторанов, клубов и т.д. Ежемесячный доход с арендаторов – 350 тысяч долларов.

В 1995 году Физули Мамедов превращается в Френка Элкапони. По официальной версии — женившись на итальянке и взяв ее фамилию. По неофициальной — наркоторговец Элкапони не скрывал своего восхищение героем 30-хх годов Аль Капоне и просто взял схожую фамилию. По крайней мере, источник в окружении Элкапони в неофициальной беседе с корреспондентом одного из азербайджанских изданий сообщил, что Ф. Мамедов обошел практически все брачные агентства Италии в поисках невесты со схожей фамилией, и найдя, сыграл тихую незаметную свадьбу. Так же тихо и незаметно разошелся, присвоив главное достояние – фамилию, столь похожую на фамилию любимого мафиозного персонажа. А брошенная молодая жена загребла солидную сумму – так сказать бартер: ты мне деньги, я тебе – желанную фамилию.

Уже к концу 90-х Элкапони стал человеком богатым, влиятельным и известным. По словам одного из российских авторов статьи о криминальных авторитетах, этому в немалой степени способствовали «Карманные Геркулесы» — так в префектуре Северного округа прозвали нескольких покровителей бывшего торговца мушмулой. Не исключено, что именно они подкинули Фрэнку идею заняться большой политикой. Дальше – больше: в предельно- сжатые сроки Физули Мамедов создает свою партию — Народно-патриотический союз «Азербайджан-ХХI». По его собственным словам в задачи партии входило объединение усилий двухмиллионной диаспоры азербайджанцев в России с 245 тысячами последователей на родине». В Меджлисе представителям партии Ф. Мамедова досталось 7 депутатских мест. В Москве вышла в свет единственная в России бесплатная газета для азербайджанцев «Азербайджан XXI век». Здесь же Физули Мамедов создал некоммерческий благотворительный «фонд Фрэнка» — что-то типа «Открытой России» Ходорковского. Филиалы фонда со временем открылись в Эфиопии и на Кубе.

Так или иначе, но сегодня этот человек – пройдя путь от торгового ряда и тюремной койки до роскошного кабинета и штата личных секретарш, остается одной из самых темных и одиозных фигур среди наших соотечественников-бизнесменов в России.

О том, что интервью должно состояться, я узнала, когда находилась в Москве — в командировке. Но интервью не получилось потому что между братьями Мамедовыми проходил очередной этап переговоров, который должен был расставить все точки над i. И вот, спустя почти год, наше интервью с Фархадом Мамедовым состоялось:

— Вы давно собирались дать интервью нашему изданию, но все никак не решались. Что сподвигло Вас на то, чтобы Вы наконец-то это сделали?

— Я все время пытался договориться с Физули, давал ему шансы, но, похоже, все это было зря. То, что произошло между нами – на самом деле очень неприятно, неприемлемо и страшно. Пострадал не только наш карман, но и наша репутация. В 2006 году Физули отделился от нас, братьев, создавших общий бизнес, а точнее, решил, что имеет право на глобальное мошенничество. У нас был совместный бизнес – мы построили торговый центр «Интер-Север», и сдавали его в аренду. Но мы не знали будущие планы Физули, и он почему-то решил, что вправе командовать нашими деньгами в том числе.

— Он вообще ничего не платил вам, как пайщикам?

— Он платил нам буквально гроши, а львиную долю доходов забирал себе, пиарился за наш счет, раздавал всем кому ни попадя деньги, которые по праву принадлежали семье. В том числе и те средства, которые он вкладывал в азербайджанские госпрограммы.

— Зачем он это делал?

— Для того, чтобы заработать себе авторитет, естественно.

— Сколько денег вы вложили в совместный бизнес?

— Честно говоря, бизнес открывался даже не на наши средства, а на деньги другого человека. Между нами в равных паях были поделены акции, но Физули позже все эти акции умудрился переоформить на себя. И человека, который первоначально вложился в бизнес-проект, он тоже «кинул».

— Вы можете озвучить имя человека, который вложился первоначально в совместный бизнес?

— Нет, пока не могу. Я думаю, что обязательно озвучу в следующем интервью, так как решил: если мой брат на законном основании не собирается возвращать мне положенную долю доходов, то я объявлю ему информационную войну.

— Вы предпринимали какие-то официальные шаги для возвращения ваших средств?

— Да, конечно. Мы пытались сначала решить этот вопрос в своем кругу. С Физули говорили аксакалы, которые тщетно пытались его образумить, так же мы неоднократно подавали на него в суд, обращались в правоохранительные органы, но опять же – все тщетно. Физули проплатил всех, и естественно, решения судов принимались в его пользу.

— А кто эти аксакалы? Бизнесмены или же члены азербайджанской диаспоры?

— И чиновники и диаспора, и бизнесмены – много уважаемых людей его просили. Но все было напрасно.

— Скажите, в каком году состоялся последний суд?

— В 2014-м. Мы много и долго судились, но ни к чему это действие не привело. Нас было 6 братьев, и смерть четверых целиком и полностью лежит на его совести, потому что они умирали от сильного нервного потрясения – кто от инфаркта, кто от инсульта.  В живых остался только я. Но Физули не желает возвращать мне мои деньги, хотя они мне полагаются по закону, потому что существует пакет официальных документов, где я и наши братья оформлены как пайщики.

— Какую сумму должен Вам Фрэнк?

— На данный момент сумма его долга лично мне составляет около 18 миллионов долларов. При этом, Физули не хочет абсолютно никакого диалога, и это значит только одно: он банально всех «кинул». Если же это не так, то почему он не хочет общаться с нами, поговорить, сесть и выяснить – кто кому сколько должен, кто сколько потратил, кто сколько вложил в дело, ну, и сумму доходов соответственно… Вот уже сколько лет как я добиваюсь, чтобы диалог между нами состоялся, но он – ни в какую.  А знаете – почему? Потому что он неправ, и он это прекрасно знает.

— На самом ли деле договор между вами был закреплен официально, или все же он был только на словах?

— Основу бизнеса мы заложили в 1998 году, а «Интер-Север» был открыт в декабре 1999. По началу это был чисто братский договор. В семьях, где есть совместный бизнес, как правило не водится такой практики – заключать договора, потому что все основано исключительно на доверии. Хватало одного слова – НАШЕ. И в семье всегда обсуждались любые бизнес-шаги. Затем мы все же заключили официальный договор, согласно которому лично мне с доходов от предприятия было положено 10% прибыли. Я переслал вам документ, где указаны все пайщики.

«Интер-Север» принадлежал семье, а не одному только Физули, который начиная с 2006 года начал отчаянно маневрировать, скрывал от нас свои планы, действия. Конкретно отделился, отдалился. А ведь мы совместными усилиями поднимали эту бизнес-империю, вложили немало труда и здоровья (о деньгах я уже сказал). Постепенно мы поняли, что Физули собирается дальше действовать уже без нас: расширять бизнес, объемы покупок и продаж, укреплять сферы влияния – и все за наши деньги! Он покупает недвижимость за границей, расширяет бизнес, отчаянно пиарится, разбрасывая деньги направо и налево, создает себе имидж олигарха, бизнесмена, даже политика – вам это известно так же как и мне.

— Почему это случилось? Ведь раньше за ним не водилось такого? Вы сказали, что совместный бизнес был открыт вами еще в 90-е годы, не так ли?   

— Физули почувствовал запах доллара – это объясняет все.  Когда состоялась наша последняя беседа, он оскорблял и ругал меня, угрожал убийством, поджогом… С оттенком издевки советует подавать в суд. Моей гражданской жене посылает СМС-ки с угрозами, так же преследует угрозами моих детей и всех, кто мне близок и дорог. Мы подвергаемся давлению, в том числе и физическому. В частности, лично я. Физули отправил не так давно ко мне своих людей, что бы те «разобрались и расправились» со мной. Но они оказались приличными людьми. Мы поговорили, я все им объяснил, и они ушли, не тронув ни меня, ни мою семью.  Это справедливое решение стоило им работы: Физули уволил своих сотрудников сразу же. Кстати, он открыто говорит: «Я поменял свои фамилию, имя и отчество для того, чтобы с вами не иметь больше ничего общего и обобрать вас. Вы должны были это почувствовать, а в результате сами виноваты, что сидите на хлебе и воде». А как мы могли почувствовать? Мы что, экстрасенсы? Собственно, мы почувствовали, да было уже поздно.

— Вот так открыто заявляет?

— Да. Он не стыдится даже. Говорит: «Я так живу, а живу я так, как хочу». Вы уже упоминали о судах. Да, мы подавали много раз – на законном вполне основании, но это ничего не дает, понимаете? Он выигрывает все процессы, потому что проплачивает и адвокатов, и судей. Этот человек может купить всё и всех. Причем, так он поступает со всеми в нашей семье, ведет себя как чужой человек. Он решил, что если сменит имя, фамилию и отчестве на кликуху какого-то третьесортного мафиози из бульварного романа, то его престиж вырастет, и люди будут его уважать. А на самом деле его никто не уважает. Этот человек – мошенник, аферист, вор и лгун. Таких не уважают.  Он наркоман, тюремщик… Жестокий негодяй, который всякий раз радовался смерти своих родных братьев. На похоронах он появлялся лишь на минуту, а потом снова убегал в Москву и там кутил и праздновал. Вы понимаете, насколько мерзко он унижал нашу семью своим поведением? Как втаптывал в грязь наши национальные традиции?

— Скажите, ваши переговоры к чему-нибудь привели? Почему вы решили все же объявить своему брату информационную войну?

— Причина очень существенная: не так давно он при помощи своих юристов прислал мне письмо, в котором обязался выплачивать мне проценты, и просил прощения у меня – как брат (документ прилагается — прим. авт.). Я готов был подписать с ним соглашение, но в последний момент Физули передумал. Получается, он снова меня обманул.

— А потому я хочу задать вам последний вопрос: если ваш брат может проплатить всё и всех, вы не боитесь его мести после выхода вашего интервью в нашем издании? Ведь если вы надумали вести информационную войну, то должны понимать, что ответная реакция с его стороны не заставит себя долго ждать?

— Знаете, в данной ситуации у меня один ответ: лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. От этого человека можно ждать всего, я понимаю. Но другого выхода у меня просто нет.

Яна Мадатова

Minval.az

Xəbər Lenti